Не подписывают рапорт на перевод

Информационный портал Читы и Забайкальского края

Президент России Владимир Путин упразднил Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) 5 апреля, передав её функции и полномочия Министерству внутренних дел. Ликвидация структуры должна была завершиться 1 июня, но из-за срыва сроков её продлили до 31 декабря. Наркополицейских в большинстве регионов страны почти полными составами перевели в штаты органов внутренних дел. В какой момент в Забайкальском крае всё пошло не так и почему бывшие сотрудники регионального наркоконтроля подали иски в суд к управлению МВД — в материале ИА «Чита.Ру».

Служба по контролю за оборотом наркотиков фактически просуществовала 13 лет. В 2002 году был создан комитет по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ при МВД, в 2003-м его преобразовали, сделав самостоятельной структурой.

Госнаркоконтроль получил материальную базу и часть штатной численности упразднённой налоговой полиции.

В 2004 году его переименовали в ФСКН России, а в регионах появились территориальные управления. Наркополицейские получили полномочия вести административное производство, расследовать уголовные дела, заниматься розыском, дознанием; конфисковать, хранить и уничтожать наркотические и психотропные вещества, а также препятствовать отмыванию (или легализации) незаконных доходов. По словам бывшего сотрудника регионального наркоконтроля, слухи о возможном расформировании ведомства ходили ещё пять лет назад, но всерьёз о ликвидации до весны 2019-го никто не говорил.

Он рассказал, что сразу после подписания указа рапорты и заявления о поступлении на службу в МВД в порядке перевода подало более 200 сотрудников. Согласно указу президента, уволенных в связи с переводом сотрудников в течение трёх месяцев должны были принять в штат без испытательного срока, переаттестации и присвоить им специальные звания — соответствующие тем, что были в органах наркоконтроля, но не выше полковника. Плюс сохранить льготы за выслугу лет (минимальная пенсия назначается после 15 лет стажа, — авт.) .

сроки основных и дополнительных отпусков, а также расчётные периоды для пособий и компенсаций. В документе при этом прописано сохранение штатной численности сотрудников упраздняемого ведомства, но на деле в Забайкальском крае из тех, кто подал рапорты о переводе, приняли только 50%.

После подписания указа ликвидационную комиссию территориального управления возглавил Борис Инхиреев — генерал-майор руководил наркоконтролем Забайкалья с 2014 года. Он объяснил, что часть сотрудников наркоконтроля после начала ликвидации ушла на пенсию или не пожелала продолжить службу в УМВД, остальные подали рапорта о переводе.

— С начала ликвидации часть сотрудников была уволена в связи с переводом. Мы обсуждали кадровые вопросы с органами внутренних дел, была создана комиссия, где решались вопросы о нестыковке указа и реальности из-за сжатых сроков на формирование новой структуры и перевод штата. Сегодня этот вопрос принципиально решён.

Он не смог назвать точный процент сотрудников, подавших рапорта на перевод в полицию, но заверил, что половина аттестованного состава была принята в штат. Ликвидационная комиссия под его руководством будет работать до 31 декабря, 20 её сотрудников тоже сохраняют право на перевод в органы внутренних дел. Со слов Инхиреева, наркополицейских увольняли с переводом с согласия органов внутренних дел, но УМВД по закону о полиции впоследствии могло отказать им в приёме на работу из-за несоответствия требованиям (в 2014 году требования МВД к соискателям ужесточились — например, были законодательно закреплены проверки не только близких, но и дальних родственников кандидатов, разрешён опрос соседей и знакомых — авт.) .

К середине июля в УМВД ещё не сформировали штатное расписание, а уволенные сотрудники после 1,5 месяца ожидания подали иски в суд. По словам экс-наркополицейских, в полиции их кандидатуры рассматривали как людей с улицы.

Собеседник ИА «Чита.Ру», который работал в УФСКН 9 лет, пояснил, что уволенные сотрудники обращались в прокуратуру с просьбой проверить действия УМВД, но нарушений, которые бы требовали принять меры прокурорского реагирования, в ведомстве не нашли. Бывший работник наркоконтроля рассказал, что так происходит не во всех регионах. — Мы общаемся с коллегами из разных субъектов — от Крыма до Камчатки.

Есть регионы, где происходит то же самое, что и у нас, но в большинстве всех переводят полным составом, при этом не прерывая рабочий процесс. Так не возникает многих проблем, которые могут возникнуть в нашем крае из-за перерыва. Количество преступлений из-за этого обоснованно может возрасти, возможно уже возросло, отметил он.

Чтобы эффективность от работы не пострадала, закон должен был гарантировать непрерывность рабочего процесса, обеспечить неразрывность накопленных связей и контактов, не допустить утраты наработанных методов в борьбе с нелегальным оборотом наркотиков, но УМВД трактует указ искажённо, уверен экс-наркополицейский.

Ранее его коллега рассказывал, что в Забайкалье с делами по обороту наркотиков работали следователи полиции, которые не получали зарплату за дополнительную нагрузку. Уволенные сотрудники, по его словам, тоже остались без содержания.

При этом, сотрудники бывшего УФСКН получили справки для работы с заключёнными в СИЗО, но доступа к делам и документам у них не было, оружие забрали, а вещдоки остались в камерах хранения.

Сегодня в суде рассматривают иски более 10 бывших наркополицейских.

Они подали иски к УМВД с требованием принять их в штат и выплатить часть средней зарплаты из-за вынужденных прогулов с 1 июня — рапорта об увольнении в связи с переводом были поданы 31 мая. Уже тогда начались разговоры о так называемых чёрных списках, куда попали не только рядовые сотрудники органов наркоконтроля, но и руководящий состав. Экс-глава ликвидируемого ведомства отказался комментировать наличие чёрных списков, сославшись на отсутствие официальных документов.

Инхиреев в курсе судебных разбирательств и поддерживает бывших подчинённых в праве узнать причины отказа.

— Я не знаю, по каким основаниям им отказали. Официально чёрного списка нет и комментировать тут нечего. Любой обязан выяснить мотивы отказа.

Гражданин может обратиться в суд и установить законность проверки в отношении него, это его право. В УМВД считают, что проводят проверку и отказывают наркополицейским на законных основаниях, но собеседник агентства назвал эти проверки нелегальными. Если подавших рапорта рассматривают как «кандидатов с улицы», то необходимо личное согласие для проведения проверок их и семей на наличие правонарушений и связей с криминальным миром.

Но составляя рапорта, наркополицейские, по его словам, не подписывали никаких документов.

На суде ему так и не объяснили причину отказа — сказали, что не подошёл по личным и деловым качествам. Он писал заявления три раза — в мае, июне и июле, на два уже получил отказ.

Суд также отказал ему в удовлетворении требований, как и пяти бывшим сослуживцам — почти половине из тех, кто надеялся попасть в штат органов внутренних дел через судебное заседание. До 31 августа они сохраняют шанс на трудоустройство в полиции, с одним из судившихся уже заключили контракт. На практике решение суда даёт ведомству право отказать повторно и не платить компенсацию за вынужденные прогулы.

При этом, как подчеркнул бывший наркополицейский, вакансии в УМВД остаются. — В мае мы подали рапорта сначала в полицию, а после отказа тем же составом пошли в линейное управление на транспорте — в итоге туда приняли троих коллег.

Я знаю, что в ведомстве есть вакансии, и по нашему профилю тоже.

Эта ситуация неприятна — мы не ждали, что такое может произойти. Мест на всех хватит, и я готов пойти на оперативную работу. Экс-наркополицейский не готов идти работать только с понижением до сотрудника патрульно-постовой службы, теряя звание и 15-летний стаж.

Пока он ждёт 31 августа и не решил, что будет делать в случае, если ему откажут в третий раз или предложат низкую должность.

Сейчас он получает минимальную пенсию, а его семья терпеливо ожидает конца лета — когда всё решится окончательно. У многих коллег есть маленькие дети, кредиты и уже накопились долги за те месяцы, что они не работают. — Я бы хотел продолжить службу в том направлении, в котором работал 9 лет.

Не понимаю, почему есть такая позиция. Мне сложно объяснить причины их поведения. В период нашей работы была пресечена деятельность многих преступных групп, изъяты большие партии наркотиков на десятки миллионов рублей, СМИ широко освещали нашу деятельность — каждое значимое дело было на слуху.

В последнее время я такого не наблюдаю.

По мнению Бориса Инхиреева, которого два года назад перевели в регион из Бурятии, Забайкальский край находился в числе 30 субъектов с высокой эффективностью работы по контролю за оборотом наркотиков на момент ликвидации. — Когда создавалась структура, на улицах и в подъездах валялись шприцы — сегодня такого нет, снизилось количество смертей от передозировок.

В регионе, несмотря на коррупцию и фальсификации (некоторые сотрудники наркоконтроля были осуждены за получение взяток, — авт.) . был работоспособный коллектив. В масштабах Забайкалья есть результаты, которые видели жители региона.

Я не могу говорить о правильности упразднения — это решение президента, и он смотрит на ситуацию в целом по стране.

Сегодня у МВД есть комплекс сил и средств для более эффективной работы. Думаю, они смогут задействовать в этой сфере и патрульные службы, и своих оперативников. В Чите сотрудники ФСКН отличились только многолетним крышеванием цыган,торгующих героином да борьбой с простыми курильщиками конопли,из которых бездарно лепили ОПГ по торговле марихуаной.Всем,кто хоть немного теме,известно,кто именно истребил наркобарыг в Чите,и ФСКН тут абсолютно не при делах.Да,именно бандитов,наркоторголя достала и они справились с ней сами.Вот им за это спасибо.

Comments are closed.